Дневник Аспера. 28 февраля. Нижний Новгород

Выезд в Нижний Новгород был волнителен — территория, совершенно не освоенная группой Asper X. Рано утром мы выехали из Москвы и к трём часам попали в клуб. Гололёд и почти отвесный угол наклона дороги, вдоль которой находился клуб, долго не давали нам припарковаться, подчёркивая комичность ситуации (в последующем, как оказалось, этой комичности было ещё больше). Зайдя, наконец, в заведение лофтового типа, мы узрели оплот нижегородского андеграунда. Описать клуб трудно — в нём нужно побывать, чтобы прочувствовать его атмосферу. Но войдя в него, мы сразу поняли, что сегодня будет настоящий рок-н-ролльный концерт.

После решения ставших уже привычными проблем с размещением, гримёркой и кейтерингом, мы начали саунд-чек. Любопытно — едва ли не в каждый приезд коллектива в какой бы то ни было город, после начала саундчека обязательно выясняется ряд проблем — неработающие мониторы, отсутствие гитарных стоек, стоек для тарелок, и, как апофеоз — неправильная коммутация. Неправильная коммутация, КАРЛ! Для непосвящённых объясню — если аппаратура на сцене скоммутирована с ошибками, то в целом это примерно равно тому, как если бы гитарист пытался извлечь аккорд из барабанов, барабанщик бы стучал по микрофону, а вокалист пел в гитару. В общем, толку мало. Однако главный вопрос в таком случае адресуется не клубу и даже не звукорежиссёру, а десяткам коллективов, которые еженедельно в клубе выступают: мы что, реально первые это заметили? Я убеждён, что нет. В таком случае почему группы, которые выступают в таких клубах, молчат о проблемах с аппаратурой?

Вообще, феномен пофигизма, с которым некоторые музыкальные коллективы относятся к их альма-матер — Сцене, мне не очень понятен. Порой, когда мы в каком-то городе начинаем подметать сцену или ровно закреплять валяющиеся на сцене провода, арт-директоры и звукорежиссёры смотрят на нас с недоумением. Спрашивают: «да зачем вы тут всё убираете, раскладываете, подметаете? Вон, все играли до вас, и им было нормально». И, признаюсь честно, пока что адекватного ответа на этот вопрос я не сформулировал. И правда — а зачем создавать на сцене условия, при которых группе приятно играть, а зрителю — приятно на неё смотреть?..

После завершения саундчека и полной подготовки к выступлению, мы обратились на бар с просьбой выделить нам питьевой воды на сцену, на что получили ответ, который поверг нас в ступор.

— А у нас нет воды.

Признаюсь честно, мы не сразу нашлись что ответить.

На очень осторожный вопрос, почему в баре нет воды, мы получили ответ, потрясший своей логичностью в прямом смысле.

— Ну, это же рок-бар. Воду у нас не заказывают, вот у нас её и нет.

После исчерпывающего ответа вопросов к бару у нас до конца вечера больше не возникало.

Концерт дался, признаюсь, тяжело. Людей было очень немного, и они скорее присматривались к коллективу, чем получали удовольствие. Тем не менее, к концу выступления нам всё же удалось как-то раскачать клуб, и в целом выступление можно было считать удавшимся.

После выступления и знакомства с очаровательной барменшей клуба, мы стояли и ждали машину у входа. Ночь, лёд, тишина… Внезапно мимо входа в клуб, пытаясь затормозить на ледяном спуске, дрифтует автомобиль. В голове сразу заиграла мелодия из Need For Speed. Слева раздался визг колёс, грохот мотора, и автомобиль проскочил мимо входа ещё раз, теперь уже с другой стороны. «Поездка будет весёлой», — подумалось мне. Водитель наконец остановился перед входом. Мы все понимали, что выехать по льду с четырьмя людьми на борту и полным багажником аппаратуры будет непросто, так что каждый принялся задумчиво вспоминать мантры, заклятья и иные способы договориться с высшими силами, чтобы они помогли нам преодолеть это препятствие. На удивление (или всё же благодаря высшим силам?), поездка прошла замечательно.

Так подошла к концу первая часть нашего тура. Впереди играл и переливался красками домашний концерт в Москве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *